Published on :

Местом возникновения скелетных тканей Заварзин считал базальную мембрану или прилегающие к ней области соединительной ткани, а предпосылкой их возникновения в ходе эволюции — достижение механическими фиброзными структурами определенной высоты дифференцированности. Настаивая на независимости эволюции хрящевой и костной ткани, Заварзин не исключал, однако, известной их близости. Ссылаясь на экспериментальные исследования А. Н. Студитского, он писал, что костеобразующие элементы (остеобласты) и хрящеобразующие элементы в своих потенциях настолько близки, что, может быть, можно говорить об едином скелетогенном элементе. Вместе с тем, Заварзин критически относился к попыткам доказать возможность прямого превращения хряща в кость. На подобной метаплазии настаивал, например, С. В. Мясоедов (1925 г.), описавший превращение хряща в кость в трахее курицы. Заварзин не согласился с выводами Мясоедова. Принимая, что хрящ и кость имеют единую и общую камбиальность, Заварзин утверждал, что хрящ не является филогенетическим предшественником кости и что метаплазия хряща в кости невозможна. Правильное решение вопроса о происхождении кости Заварзин связывал с проникновением в процесс эволюции механических компонентов тканей внутренней среды, полагая, что именно дифференцировка органической основы определяет эволюционную динамику твердых тканей от остеоидных и грубоволокнистых к пластинчатым и, возможно, пучковым (последние встречаются у птиц). Опыт исследования эволюции гистологических структур, накопленный А. А. Заварзиным и его школой, показал, что проблематика эволюционной гистологии не исчерпывается тем достаточно широким кругом вопросов, который был поднят Заварзиным.