Published on :

Это было время свирепой диктатуры Бисмарка и исключительного закона против социалистов, когда рабочее движение преследовалось и социализм был объявлен вне закона. Немецкая буржуазия после Парижской Коммуны полностью перешла под защиту юнкерства. Махизм и неокантианство выступили как империалистическая реакция против диалектического материализма и революционного движения пролетариата. Господствующая буржуазная философия была поставлена на службу империализму. Идеологи буржуазии поставили целью научно оправдать свое стремление к мировому господству, что вызвало появление в медицине разного рода реакционных теорий о наследственности, конституции, существовании биологического неравенства между высшими и низшими расами. Основные положения реакционных буржуазных теорий в медицинской науке конца XIX и начале XX века в вопросах этиологии и патогенеза сводились к тому, чтобы показать, что в объяснении причин заболеваемости основная роль принадлежит не факторам внешней, в том числе и социальной, среды, а исключительно биологическим свойствам человека, его предрасположению к ним, наследственности и т. п. Идеалистические взгляды И. Мюллера, Дюбуа-Реймона, Г. Гельмгольца и их последователей оказали отрицательное влияние на развитие биологии, физиологии, экспериментальной патологии и клинической медицины. Закон специфической энергии И. Мюллера определил и в значительной степени определяет и в настоящее время методологические позиции буржуазных физиологов и патологов. Совершенно не случайно, что один из наиболее активных сторонников закона специфической энергии М. Ферворн стал основателем кондиционализма. Сущность кризиса в физике заключается, в том, что многие естествоиспытатели, поставленные перед необходимостью отбросить старые теории строения материи, которые отражали лишь определенную ступень в познании объективного мира, вместе с тем отказались и от признания материальности мира вообще, пришли к нелепому выводу об исчезновении материи как объективной реальности, скатились к философскому идеализму. Новая физика свихнулась в идеализм, главным образом, именно потому, что физики не знали диалектики.